Синдром детского аутизма

Александр Владимирович Аршатский Лена Ростиславовна Баенская Игорь Анатольевич Костин Мария Михайловна Либлинг Мария Юрьевна Веденина Оксана Сергеевна Аршатская Ольга Сергеевна Никольская

Детки и дети с аутизмом. Психологическое сопровождение

Синдром детского аутизма

Синдром детского аутизма как самостоятельная клиническая единица был в первый раз выделен Л. Каннером в 1943 году. Описания схожих состояний и попыток коррекционной Синдром детского аутизма работы с такими детками известны с начала Х1Хвека (J. Haslam, 1809; Е.М. Itard, 1801, 1807); их число подросло к середине ХХвека (L.Witmer, 1922; M.О. Гуревич, 1922; Н.И. Озерецкий, 1924; Т. П. Симеон, 1929; Г.Е.Сухарева, 1930; М.С.Певзнер, 1935; L.Despert, 1938; К.А.Новлянская, 1939, и др.).

Практически сразу с Л Синдром детского аутизма. Каннером к постановке схожих клинических заморочек пришли N.Asperger (1944) и С.С. Мнухин (1947). Более полвека клинических исследовательских работ подтвердили догадку Л. Каннера о существовании особенного синдрома либо особенной группы синдромов, связанных с детским аутизмом. Детализированное знакомство профессионалов с историей клинического исследования детского аутизма и его современными клиническими классификациями может быть благодаря работам Синдром детского аутизма В.М. Байтной (1999).

Эпидемиологические исследования, проведенные в различных странах, проявили, что частота проявления детского аутизма – по последней мере 3—6 случаев на 10 тыщ деток (L.Wing, 1976, 1978), при этом он встречается у мальчишек в 3—4 раза почаще, чем у девченок.

В ближайшее время, но, все почаще подчеркивается, что вокруг «чистого» клинического Синдром детского аутизма синдрома группируются множественные случаи схожих нарушений в развитии коммуникации и социальной адаптации. Не совершенно точно укладываясь в одну клиническую картину, они, все же, требуют аналогичного психолого-педагогического коррекционного подхода. Потому вместе с клиническим имеет право на существование и образовательный диагноз. Частота нарушений такового рода, определяемая способами психической диагностики, по воззрению Синдром детского аутизма многих создателей, растет до впечатляющей числа: ими владеют 21—26 из 10 тыщ малышей (С. Gillberg, 1990).

В медицинской картине детского аутизма Л. Каннер отмечал прирожденную дефицитность в установлении аффективного контакта с людьми. Посреди соответствующих особенностей малышей выделялись последующие: неспособность в младенчестве чувственно отвечать мамы, принимать антиципирующую позу перед взятием на руки; отгороженность от Синдром детского аутизма окружающего мира с игнорированием наружных раздражителей и, в то же время, ужас звучащих и передвигающихся объектов; невозможность использования речи для коммуникации, отставленная эхолалия и перверзия местоимений, буквальность в использовании слов; блестящая механическая память и трудности в использовании абстрактных понятий; неспособность к символизации в игре и сообразительность в Синдром детского аутизма решении сенсомоторных задач. Выделялось свойственное рвение к однотонной активности, стереотипному повторению движений, звуков, действий с определенными объектами. Вкупе с тем, подчеркивалось, что в еще большей степени таковой ребенок ориентирован на поддержание жесткого всепостоянства во наружном окружении и склонен пугаться либо беспокоиться в непривычных ситуациях, и это просит от близких Синдром детского аутизма людей даже большей ритуальности в поведении, чем он проявляет сам. Подобные томные нарушения поведения и развития смешиваются с соответствующим суровым и узким, «интеллигентным» выражением лица и неплохим физическим здоровьем. В наблюдениях Л. Каннера предки деток с аутизмом нередко характеризовались как высокоинтеллектуальные, чувственно прохладные люди.

В качестве клинических критериев синдрома Л. Каннер Синдром детского аутизма в 1943 году выделил:

– глубокую дефицитность возможности установления аффективного контакта;

– тревожное назойливое рвение к сохранению всепостоянства в обстановке;

– сверхсосредоточенность на определенных объектах и ловкие моторные деяния с ними;

– мутизм либо речь, не направленную на коммуникацию;

– неплохой познавательный потенциал, проявляющийся в блестящей памяти у говорящих малышей и в Синдром детского аутизма решении сенсомоторных задач у мутичных.

В следующие годы эти аспекты существенно развивались и уточнялись. По мере скопления данных был снят тезис об неотклонимом присутствии у аутичного малыша неплохого умственного потенциала, было доказано значение и уточнена специфичность речевых расстройств. Подкреплено мировоззрение о проявлении схожих расстройств у малыша не позднее, чем в возрасте 30 месяцев Синдром детского аутизма, что еще более связало синдром с нарушением психологического развития, а не с его регрессом.

Итак, аспекты синдрома были существенно уточнены и определены последующим образом (M. Rutter, 1974—1978):

– проявление специфичных проблем до 30-месячного возраста;

– особенные глубочайшие нарушения общественного развития, не связанные агрессивно с уровнем умственного развития;

– задержка и нарушение развития Синдром детского аутизма речи вне прямой зависимости от умственного уровня малыша;

– рвение к всепостоянству, проявляющееся в стереотипных упражнениях, сверхпристрастиях к объектам либо сопротивлении изменениям среды.

В. Bettelheim в 1967 году отметил, что рвение к всепостоянству в окружающем может не проявляться у глубоко аутичных деток, отгороженных от всякого контакта с реальностью. Е. Ornitz и Синдром детского аутизма Е. Ritvo в 1968 году в качестве опорных признаков детского аутизма выделили особенности восприятия и организации моторных действий, в 1978 году Е. Ornitz предложил ввести в ряд главных признаков специфическую реакцию на сенсорный раздражитель, которая может выражаться и в его игнорировании, и в болезненной реакции, и в особенной зачарованности определенными сенсорными впечатлениями Синдром детского аутизма. L. Wing (1976) одним из главных признаков аутизма считает трудность символизации, заключающуюся в буквальности, одноплановости осознания происходящего, трудностях переноса сформированных способностей и развития символической игры.

В целом можно сказать, что при общем признании диагностической ценности критериев Каннера и Раттера и осознании значимости других признаков аутизма в процессе диагностики исследователи Синдром детского аутизма опираются не только лишь на жесткие аспекты, да и на целостную картину проявлений расстройств. Такая тенденция отражена и в современных исследовательских системах, где для постановки диагноза нужно набрать определенное количество главных признаков, которые могут при всем этом выступать в несколько разнящихся наборах.

Таким макаром, клиническая картина синдрома Синдром детского аутизма характеризуется большинством создателей как полиморфная и противоречивая (L.Wing, 1976; M.С. Вроно, 1976; M. Rutter, 1978; В.М. Башина, 1980, 1999; В.Е. Каган,1981; К.С.Лебединская, И.Д. Лукашова, С.В.Немировская, 1981; К.С.Лебединская, 1987, 1988), что снаружи вроде бы контрастирует с четкостью главных критериев, выделенных Л. Каннером. Представляется, но, что эта противоречивость сама может рассматриваться Синдром детского аутизма как специфичная черта синдрома.

Аутизм проявляется как нарушение способности устанавливать адекватные аффективные связи даже с самыми близкими людьми. Но в определенных случаях это может выразиться и в безразличии к людям как «экстремальное одиночество», и в гиперчувствительности, тормозимости в контактах, непереносимости взора, голоса, прикосновения, и в патологической симбиотической Синдром детского аутизма связи с мамой. В более легких случаях эти трудности появляются в дефицитности развития чувственных связей – недочете сопереживания, недопонимании эмоций и целей других людей, чувственного подтекста ситуации. Затруднения могут быть наименее выраженными в разговоре со взрослыми и поболее очевидными в контактах с другими детками, при этом общение с младшими либо старшими Синдром детского аутизма детками проходит легче, чем со сверстниками.

В более широком смысле аутизм можно рассматривать не только лишь как нарушение контакта с людьми, да и как общий отрыв от действительности. Нарушения связи с наружным миром могут проявляться полярно: и как общая отгороженность, отсутствие реакции на наружные воздействия, и как парадоксальность Синдром детского аутизма в восприятии окружающего, и как особенная ранимость такового малыша в контактах со средой. Свойственны и пассивность, отсутствие энтузиазма к окружающему, и выраженные сверхпристрастия, неизменный одержимый поиск определенных воспоминаний.

В разной степени и с различным знаком появляются нарушения адаптации таких малышей. Дефицитность самосохранения выражается и в сверхосторожности, и в Синдром детского аутизма бесстрашии, патология пищевого поведения характеризуется и анорексией, брезгливостью, избирательностью в еде, и возможностью брать в рот несъедобные вещи. Обыкновенны трудности в усвоении способностей самообслуживания, бытового поведения, неумение функционально использовать предметы, но совместно с тем вероятны и особенная аккуратность, педантизм и пунктуальность в быту.

Такие детки нередко испытывают дискомфорт, ощущают опасность Синдром детского аутизма в окружающем. Эти переживания часто укрыты, но могут и проявляться как генерализованная тревога и как стойкие ужасы определенных предметов, людей, ситуаций. Ужасы снаружи могут смотреться несуразно и неадекватно в реальном, но, обычно, связаны с прошлыми испугами и травмами. Свойственны одержимость особенными влечениями, однобокие интересы, проявляющиеся в стереотипных играх, фантазиях Синдром детского аутизма.

Поведение всех аутичных деток стереотипно, монотонно. Их аффективные проявления отличаются монотонностью, свойственны стереотипные разряды моторной активности, повторение одних и тех же движений, звуков, слов. У части малышей отмечаются сложные стереотипные манипуляции с предметами, повторение слов, фраз, стихотворных текстов, мемуары, игры, фантазии, в быту они употребляют одни и те Синдром детского аутизма же приспособительные деяния.

Монотонность в поведении феноминально связана с одержимостью. Пробы оборвать стереотипные деяния малышей, поменять их ритуалы, обычную обстановку вызывают у их очень отрицательную реакцию. У одних усиливаются аутистические тенденции, ужасы, другие дают аффективные взрывы, становятся брутальными.

При общем соответствующем нарушении коммуникативной функции отмечается широкий диапазон речевой патологии Синдром детского аутизма. Детки могут быть мутичны (1/3—1/2 часть случаев) либо иметь бедную односложную речь, но могут также иметь и большой припас слов, воспользоваться сложной фразой. В разной степени выражена склонность к эхолалии, перверзии местоимений, использованию речевых штампов. Очень свойственны нарушения просодических компонент речи, но их проявления тоже парадоксальны: речь вялая, затухающая или напряженно Синдром детского аутизма-скандированная.

Моторика в целом характеризуется как атипичная, неловкость и вычурность движений смешиваются с ловкостью и изящностью. Выражение лица может быть существенно и тонко, но мимика маловыразительна.

Таким макаром, на наш взор, одной из типичнейших особенностей медицинской картины детского аутизма, которая может стать одним из ее критериев, является парадоксальность проявлений малыша.

По Синдром детского аутизма описанию многих клиницистов, развитие малышей с аутизмом в большинстве случаев расценивается как аномальное либо вызывает колебание и тревогу уже в очень ранешном возрасте (L.Wing, 1976; В.M. Башина, 1980, 1999; В.Е. Каган, 1981). При проявлении фактически с самого рождения малыша отдельных тревожных признаков, картина синдрома оформляется равномерно. Более Синдром детского аутизма глубочайшая аутизация отмечается в период 3—5 лет. Позднее нарушения могут сглаживаться, малыши вроде бы «дозревают» (В.М. Башина, 1980). Но с годами в основном смягчается аффективная патология, а когнитивный недостаток проявляется даже более очевидно (L.Wing, 1976).

Детальные катамнестические наблюдения Каннера и Эйзенберг свидетельствуют, что успешная соц адаптация (самостоятельность в обеспечении себя Синдром детского аутизма и отличные социальные контакты) во взрослом возрасте отмечается только в 5% случаев; удовлетворительная (относительная приспособленность при нужде в дополнительной опеке) вероятна для 22%; 73% обследованных не могли существовать вне опеки семьи или специального учреждения. В.М. Башина отмечает тенденцию к улучшению состояния у 1/4 наблюдавшихся ею малышей. M. Rutter и L. Lockyer (1967); M. Rutter Синдром детского аутизма (1970), следя развитие 60 малышей с аутизмом, отметили в 17% случаев не плохое приспособление, в 19% —удовлетворительное, в 64% – грубые нарушения социальной адаптации, невозможность вести самостоятельную жизнь. Понятно также, что трудности в соц контактах, организации взаимодействия с другими людьми остаются даже у отлично социально приспособленных лиц.

Как прогностически важные причины рассматриваются уровень развития речи и умственные Синдром детского аутизма характеристики деток с аутизмом (Г.Е. Сухарева, 1974, и др.). Малыши, не овладевшие речью до 5 лет и демонстрирующие в ранешном детстве низкие умственные характеристики, имеют наименьшую возможность неплохой социальной адаптации (M. Rutter, 1976; M. de Myer, 1976). Посреди говорящих малышей, по данным Каннера и Эйзенберг, половина имеет тенденцию к развитию социальной Синдром детского аутизма адаптации. Прослежена очевидная связь детского аутизма со понижением характеристик интеллектуального развития. Так, по данным эпидемиологического исследования L. Letter (1966), 78% деток с аутизмом имеют IQ меньше 70. В то же время, по данным L.Wing (1976), 20% малышей, диагностированных как интеллектуально отсталые, имеют черты детского аутизма. Не считая того, М. Rutter (1971) считает, что существует Синдром детского аутизма и скрещение меж популяциями малышей с аутизмом и сенсорной афазией.

По воззрению L.Wing (1976), кроме ядра традиционного синдрома детского аутизма, есть и его «периферические варианты». Подразумевается, что клиническая картина детского аутизма может иметь особенности, связанные с его различной этиологией (В.М. Башина, 1980, 1999; В.Е.Каган, 1981; К.С.Лебединская Синдром детского аутизма, СВ. Немировская, 1981).


simvolicheskoe-znachenie-cvetov-v-kulture-i-yazike.html
simvolika-doma-bozhego-i-arhitektura-cerkovnogo-zdaniya-arhitektura-i-ikonografiya-arhitekturnij-simvolizm-v-zerkale.html
simvolika-linij-form-figur.html